Поисковый отряд Огонь Памяти им. Сергеева А. Н.

Поисковый отряд "Огонь Памяти им. Сергеева А. Н."

  • Запись первая
  • Запись вторая
  • Запись третья
  • Запись четвёртая
  • Запись пятая

  • КАК МЫ ВЫЖИВАЛИ С КАПИТАНОМ СЕРГЕЕВЫМ.

                                           «Бекетовка спасла мир от фашизма. Весь город  

                                           Сталинград был практически взят оккупантами.

                                           А взять нашу Бекетовку была кишка тонка».

     

                                           3 мая 2003 года. Бекетовка.           А. Н. Сергеев.

    Молниеносно бегущее время, вернись на 13 лет назад. Скоро исполнится ровно 10 лет, как ты мне сказал в жизни последнее своё слово: «Пока». Последние четыре дня своей жизни ты не позволил мне приходить к тебе. Это было твоё желание и забота обо мне. Сын Сергей передал мне полностью архив своего отца. Он понимал и уважал наши отношения с его отцом. Он знал, что лучше всех родных жизнь его отца последние три года знала я. Это правда. Спасибо Серёже за понимание нашей трудной ветеранской доли, за уважение к нашим с его отцом отношениям, за благодарное чувство его ко мне, что я не бросила его отца и в чём могла, помогала им. Желаю ему, чтобы в жизни Сергея всё сложилось удачно. Да, случилось так, что правду наших отношений и правду о характере и судьбе капитана в отставке Анатолия Николаевича Сергеева могу рассказать только я. Не имею право что-то придумывать и обманывать, да и просто нет в этом необходимости. Помогут мне те документы, которые Толя хранил в своём личном архиве и которые переданы сыном Сергеем Анатольевичем Сергеевым мне – Дэе Григорьевне Вразовой. Я и сейчас пользуюсь некоторыми советами Сергеева Анатолия Николаевича, вечная ему память. В 2013 году я перевыполняю план по болезням. Вероятно, устала. Так складывается моя весёлая жизнь поисковика-краеведа. Но в этом моё спасение и смысл старости. Вот и пошла, гулять по второй волне гриппа. Но делать то хоть что-то хочется. Вот и залезла в архив Сергеева. Уж бумаги просматривать и перебирать то я могу. И поняла, что надо и разобрать его архив, и распорядится им справедливо, чтобы сохранить в дальнейшем. С Толей я разгадала для себя тайну Джоконды, научилась смотреть на себя его глазами, то есть со стороны, поняла, как хочу строить отношения с мужчинами в старости и многое другое. Нам было всегда интересно вдвоём. Записи из личного архива Сергеева и моего. Буду их давать такими, как они были сделаны тогда. От них веет нашей жизнью и правдой эмоций. Да, я делала попытки писать, но ещё слишком всё было свежо и больно.

    Запись первая.

    4 июля 2003 года, пол 11-го утра, пятница. Решилась писать. Много об этом думала (странно для меня, что «думала» - правда, САН?) и, наконец,..  решилась. В виде вступления-пояснения. Вчера вечером вызывала скорую. С понедельника всё «не соберу себя». И нервы, и сердце, и спина «поёт». Сегодня утром ещё раз поняла, что всем «рулят» нервы. ПРИКАЗ СЕБЕ: Подняться к ЖИЗНИ и ЖИТЬ, сколько я нужна БОГУ. 8-40 утра. Денис (старший внук) включил громко радио – молодёжную волну – современную бухалку по мозгам и мне было опять плохо: и душе, и сердцу тяжело, и голова разболелась, и спина «запела». И я себе сказала: «Вот теперь я чуть-чуть поняла тебя, Сергеев». То есть мне стало понятно слегка, как Толе была другой раз тяжела обычная жизнь, когда нервы его были «оголены». Да. Надо научиться жить новый этап в моей жизни, уже без него. Вновь я одна в старости, но и не совсем я написала правильно. Да, Толя весь изболел, бился за жизнь, но рак есть рак. Изболинка моя отболела, а вот ДУХ СЕРГЕЕВА остался во мне, так как мы с ним в старости ведь действительно родили: РАБОТУ С ДЕТЬМИ, а точнее ЖИЗНЬ с ДЕТЬМИ и СОХРАНЕНИЕ ИСТОРИИ родной БЕКЕТОВКИ.

     Поэтому:

    1. Я должна быть здо-ро-ва!

    2. Я должна делать дело, то, что подсказывает мне ежедневно Бог!

    3. Я должна писать.

    САН научил меня необычно «мыслить» (хоть иногда). Вот и попробую записать свои мысли о нас с ним и обязуюсь писать правду и только правду.

    ДРУГ, ТОВАРИЩ И БРАТ

    В общем-то, это избитая фраза, но как я теперь её воспринимаю, после более  3-летнего знакомства с тобой, САН. САН – это Сергеев Анатолий Николаевич. В апреле 2000 года мне звонок (я позволила подруге по хору дать мой телефон мужчине). Очень приятный мужской голос чётко представился и даже в конце разговора прочитал стихи о том, что «утро уже встало». Приятный разговор и почему-то сразу телефонные разговоры пошли очень открытые, честные (я в этом убедилась и глубоко это теперь знаю) и разговаривали оба легко. Я почему-то не умею врать и часто замечала по жизни, говоришь правду, а люди не верят. Потом я стала понимать, что как не таи своё нутро от людей, всё равно «у каждого свой горб» - это моё убеждение. И ещё: мы живём в своём поколении и были воспитаны так, что, в общем-то, во вранье и нет необходимости. Это тоже моё убеждение. Вот и вышло у нас с ним. Оба друг другу не врали. Он искал «жену», а я «билась во вдовстве» (шестой год). Вдруг в одном разговоре он мне сознался, что хотел бы литературно поработать (есть мечта написать книгу), а я работала в комитете ДВС (ноя не член комитета) с документами детей войны (воспоминаниями). Было интересно, а что с ними дальше делать? Большой ВОПРОС. В общем, поговорили недели две и решили встретиться. Встретились – «не испугались» (это я так определила). Дело в том, что САН абсолютная противоположность моему мужу. Мой был стройный, подтянутый, чернявый, с чёрными глазами, молчун (хоть стреляй). А этот – очень грузный (за 100 кг), лысоватый, сероглазый, говорун и старше меня на 8,5 лет. САНа я не могла назвать дедушкой, стариком. Он для меня всегда был мужчиной. Да, инвалид 2-й группы; да, очень больной (перелом шеи, три инфаркта, язва и т. д. и т. п.); человек в тяжёлом и жизненном и душевном состоянии, но… что-то в нём сразу же было притягивающее (сила мужская). Человек этот оказался такой честности и прямоты, что я это почувствовала в первый же раз (в первую встречу нашу и прогулку к ДШИ № 1 – детская школа искусств). Толя ещё тогда выходил из дома, и мы прошли за ДШИ № 1 и присели на лавочку, во дворе гастронома «дома под часами». Разговаривали о разном, он показал своё фото, где он на стадионе у механического института (в трусах по колено). И когда мы с ним стали встречаться у него дома, то иногда он как бы «заговаривался». Мне это вначале было непонятно, а потом я стала больше понимать его состояние, уровень его здоровья, его привычки. И это было очень интересно. У меня муж был молчун, а это – говорун. Во-первых, он от природы разговорчив. Во-вторых, он 30 лет был одинок, то есть жил с мамой, тётей, но женщины рядом не было. В - третьих, уйдя на инвалидность, он был чаще в квартире и иногда, когда могло позволить здоровье, выходит «в свет». Когда я представляла мысленно, что я только в доме, меня охватывал ужас. Когда я увидела, что он чаще лежит, чем сидит, и иногда ходит, то ужас ещё больше брал мою душу. А он ещё и шутил: «Первые 2-3 дня трудно, а потом – привыкнешь». От этой шутки сквозила безысходностью положения. И ещё его выражение: «Разве у меня есть выбор?». Да, когда я стала больше узнавать и понимать его, то я поняла… это был умный мужчина, но в очень трудном положении. Наши отношения развивались очень интересно. Мужчина искал «жену», но вот какой тип жены ему подходит – это отдельный разговор. А сейчас о том,  что в начале я не имела даже имени. Просто звонок от него и «Здравствуй, товарищ!» или «Никак ко мне?» и просто разговор о чём-то (то есть о деле). Как это понимать? Он же офицер, грамотный и умный человек, а почему же так обращается? Я просто ждала и постепенно разгадала эту загадку. Товарищ – это прекрасное слово, когда ты уверен в человеке, что он тебе товарищ. Вначале же это «чудо», то есть я вдруг появившееся в его жизни (вначале по телефону, а потом сказал прямо мне в лицо 3 мая 2000 года) получило, что совсем ему не подошло. Получилось так, что у нашего хора ответственное выступление в Доме офицеров, а он меня и обрадовал. А «чудо» тоже не знало, как идти к мужчине в дом. Во-первых, зачем туда идти? Во-вторых, прошу прощения, красить ли глазки? Они мне очень идут, но мне-то уже под 60 лет. И потом, я же не соблазнять иду к этому больному человеку. Так зачем же я прихожу к нему? Вот и было вначале: нет у этого «чуда» имени. Когда же он стал чувствовать, что я могу помочь ему, а корысти в моём поведении нет, то я стала товарищем. Но и не более.… И рад мне, и говорит без умолку, и устаёт от своего же разговора, и сам же боится этой радости, оттого, что я пришла. Вот тогда и стала я называться его подругой, то есть другом. Но для этого надо было пройти считай два года. А вот «братом» я и не стала, а точнее духовно я была ему родной. Да вот рак (14 июня 2002 года этот диагноз нам объявили врачи) всё разрушил в наших личных отношениях. Мы не предали друг друга, и только сейчас я благодарю его, что я в правду не стала его «братом». Он жалел меня и понимал, что эта ноша меня бы раздавила совсем. А ведь мы с ним родили… дело. Поэтому последний год у нас были отношения, «как с раскрытыми картами» - это моё выражение ему понравилось. Я иногда могла погладить ему спину, то есть нежно поправить жилет. Я ему его вязала тайком. Вязала из ниток, которые пряла его мама (покойница, он её очень любил) и они были «побиты» молью. Я так связала, что все кончики ниток были с изнанки. Один раз пришла, а он несколько «хвостиков» вытащил на лицо, так как не понял мой способ вязания. Естественно, он «поругал меня», что я не так сделала. А потом смеялись оба. Иногда делала ему массаж. Я знала почти всё в его доме. Он звон ил и шутил: «Скоро буду спрашивать, где лежат мои трусы». Да, в правду, я была его жена (по делам). Мне он нравился и на мою фразу: «Ты мне нравишься!», когда он «загребал» не туда, он отвечал: «А я знаю». И он это действительно знал.

     У нас всё с ним было один раз:

    - и соловьёв слушали один раз;

    - и пел мне (как прощаясь) один раз;

    - и на Волгу сходили один раз, еле дошли назад и он выжимал майку от пота;

    - и ноги ему я отмыла один раз;

    - и когда укрыла его одеялом, то он сказал: «Это уже слишком».

    Не привык этот большой ребёнок, в общем-то, хороший мужик, к нормальной женской заботе и ласке. Так сложилась его личная жизнь. И я его спрашивала: «Почему же ты не определился с женщиной?». А он честно отвечал: «А я искал». Позже поняла, что он искал Любовь. Нет, не в постель женщину, а Любовь, Жену, Судьбу. Он мне подарил Духовную Любовь, а это высшая фаза Любви. Если бы не его тяжёлая болезнь, у нас могли бы быть другие отношения. Но они бы были только тогда, когда это мы чувствовали бы оба. «Почему я не встретил тебя раньше?» - он мне говорил. «А зачем же я тебе тогда нужна была бы? Ты 10-ый класс заканчивал, а я ведь, сопливка, только во втором училась». Или я говорила ему: «Хорошо, что я не знала тебя в молодости». «Почему?» - его вопрос и удивлённый взгляд. «Потому что у меня не хватило бы сил на твою службу (а он понимал, о чём говорю я, что мне бы не хватило сил его любить)». И этот мужчина на 70-ом году жизни мне сказал: «Я только теперь понял, что такое семейная жизнь! Это КОМПРОМИСС». И была рада, что своим уходом за этим большим человеком помогла ему это понять. А он мне помог выразить моё «бабье счастье» ухода за мужчиной, так как Бог не дал мне старости с мужем. СЧАСТЬЕ БАБЫ в том, чтобы все заботы о муже взвалить на свои плечи, все думы о нём, все его боли – твои, все его радости – твои, проще: ЕГО ЖИЗНЬ – ТВОЯ ЖИЗНЬ. Я рада, что три года… я бегала к нему; я (мы) готовила ему; я стригла его; мы хозяйничали в его доме; мы говорили обо всём («О чём говорить с мужчиной?» - удивлялись мои знакомые); мы работали литературно (и что-то успели); мы пели; мы родили дело «Жизнь с детьми» и поисковый отряд «Огонёк» имени А. В. Калмыкова в школе № 139 и т. д.

     Он устраивал мне праздники:

    - апельсиновый День Рождения 20 февраля 2002 года;

    - музыкальные концерты («расслабься, отдохни»);

    - варил фасоль и кормил рыбой, зная, что я люблю отварную голову.

     Он учил меня многому:               

    - выживать одному;

    - завтракать («как ты можешь уходить, не поев?»). Теперь ем, вспоминая его «матюги»;

    - любить родную Бекетовку;

    - понимать ценность истории;

    - думать, хоть иногда («Толя, а у меня мысль появилась». «Правда?». «Да. Понимаешь, бегает одна в голове». – И оба довольны);

    - давать себе приказ: «ВСТАТЬ!».

    И звала я его «БЕКЕТОВСКИМ ХУЛИГАНОМ», «ХОЗЯЮШКОЙ», «СТОЙКИМ ОЛОВЯННЫМ СОЛДАТИКОМ». Нет!!! Не солдатиком, а «СОЛДАТОМ до мозга костей!!!».

    Так что подарил мне Бог счастье «СВЕТ В ЕГО ОКОНЦЕ» на три года. Но в старости модно посчитать их в три раза больше, то есть как девять лет. Прошу его: «Наморщи лоб». А он не может. Одна старая женщина мне сказала: «Будет у тебя два мужа». «Почему?». «А у тебя две складки между бровей». Вот и не верь! Теперь.…  С мужем мы жили 32 года + 3 года дружили, с Толей «выживали» чуть  более  3-х лет. И складочки у меня – одна длинная, а другая – короткая. Так что всё правильно. Толя для меня – мой духовный муж и старший брат. Он был однолюб (скорее всего) и очень сильно любил жену. Когда же не сложилась семья, то часто эта глубокая травма накладывает отпечаток на всю жизнь мужчины. Я рада, что Бог подарил мне радость отогреть немного сердце этого мужчины. Я рада, что мы с ним встретились, хотя бы в старости. Но к нам с ним это «в старости» не подходит, так как он был мужчина и через полтора года наших отношений вдруг удивлённо и очень изумлённо изрёк? «Да ты же, женщина!». Да, родной, я была всегда женщина и рада, что ты это почувствовал. Когда же ты в 2002 году летом мне сказал: «Я тебя недооценил». Мне хотелось сказать: «Не оценивать меня надо было, а чувствовать». Но я промолчала тогда. Думаю сейчас о тебе, Толюшка (я иногда тебя так вслух называла, а ты пел свою «зенитку» на кухне) я очень рада, что ты меня чувствовал, понимал, принимал (и сам этого боялся). Просто у нас с тобой была не только «поздняя встреча», но и этот страшный диагноз. Как ты боролся, как ты хотел ЖИТЬ, я это видела. Что могла – пыталась поддержать. Но хоронить я тебя не могла, лежала пластом на полу. Девять дней, то же не смогла, слегла, скорая, накололи. А ведь когда - то в самом начале наших отношений я сказала тебе: «Хоронить я больше никого не хочу». Я сказала не так: «Ни не хочу, а не могу». Нет сил душевных хоронить любимого мужчину. Да. Муж, это был МУЖ и – это свято. Ты – мой второй мужчина в жизни и одно другому не мешает. Муж мне оставил детей, внуков. Ты меня сделал той женщиной и того уровня, что я сейчас могу делать. НАШЕ ДЕЛО осталось мне. Сколько сил даст мне Бог, столько и буду его делать (осознанно, без денег). «Толя, соглашаться ли мне на полставки?». И ты ответил (я ещё успела тебя об этом спросить): «Они тебя не согреют». Я и сама стала понимать: «Я потеряю свободу действия, а это важнее денег». СПАСИБО, РОДНОЙ, ЗА НАУКУ ЖИЗНИ. «Девушка не первой свежести» когда-то могла быть отличницей. Надеюсь и в старости, я чему-то научилась у своего духовного мужа. Во так-то…

     «ДРУГ, ТОВАРИЩ И БРАТ».

     «Друг» - на первом  месте.

     «Товарищ» в центре и всегда рядом.

     «Брат» ближе всех, родней.

     Нет, я не права. Я уже стала «подругой», которая всегда придёт – «Дэей» («Не уходи»), но…

    Только родилась моя ПЕСНЯ. Я её написала давно, но тебе не читала, так как тебе хватало и своей нагрузки. Когда врачи нагрузили меня «как жену» по полной программе, что такое рак лёгких, я стала искать линию поведения в твоём доме. Я обожала тебя, я не могла тебя предать, но я не обязана была «пахать» на наследников. Самое же главное, духовные муки  за тебя столько забирали моих сил, что физически я уже была бессильна. Вот и получилась МОЯ ПЕСНЯ. Не сходясь, разошлись наши стёжки-дорожки. Виноваты не мы, ВИНОВАТА СУДЬБА.

    4 июля 2003 года.                                               Дэя Вразова.

     (Первые мои записи после Толиной смерти в мае 2003 года).

    Я и сейчас, через десять лет пользуюсь советами Сергеева и даже передаю их другим людям. Это правда. Вот два из них. - Никогда не выходи из дома без воды. - Когда сильно устал или приболел – отдохни: ляг на диван и лежи день, два, три. Потом больше сделаешь. Восстанови силы. Мой лобастый друг всегда со мной. И сейчас слышу одно только слово: «Раскрутится!». Ты, наверное, видишь с небушка, как и что раскручивается. Но то, что наш школьный «Огонёк» имени А. В. Калмыкова» перерос в  поисковый отряд «Огонь Памяти» имени Сергеева Анатолия Николаевича» Кировского района Города-Героя Волгограда - это точно. Так решили мы с ребятами, которые знали Сергеева и так мы благодарили его за реальную помощь в первых наших робких шагах создания ещё школьного отряда.

  • Запись первая
  • Запись вторая
  • Запись третья
  • Запись четвёртая
  • Запись пятая

  • На условиях обмена: Радиоклуб Импульс; Занятия ушу с детьми; Интернет магазин для його; Костюковичи, неофициальный сайт; Костюковичи, объявления; На родине А.Н. Пахмутовой;